drey_scherfeld: (Default)
Оставить отзыв. (757)
Гинзбург Виталий
О сказках и вере в существование Бога

Виталий Гинзбург: «Внедрение в школу креационизма несовместимо с ее задачей – воспитать из детей, верящих в сказки, образованных взрослых людей».
Фото предоставлено редакцией журнала «Успехи физических наук»
В газете «НГ-религии», приложении к «Независимой газете», от 20 февраля 2008 года была опубликована статья Евгения Водолазкина «Как понимать свою культуру? (еще раз о «Письме десяти академиков»)». Автор критикует это «Письмо» с различных точек зрения, но в отличие от некоторых своих единомышленников делает это, не нарушая по крайней мере элементарных правил вежливости, а лишь поучает нас, нефилологов, с высоты своей принадлежности к текстологической школе, которая на «материалистическом видении мира не базируется».
Право Евгения Водолазкина считать, что авторы «Письма» (я один из них) если даже и являются специалистами в своих областях науки, то мало понимают в отношении религии и современной политики Русской Православной Церкви (РПЦ).
Многое на эту тему уже сказано. И я не стал бы даже писать настоящую статью, если бы совершенно неверным и фальшивым не был основной тезис Евгения Водолазкина. Именно – он пишет: «Хочу сообщить авторам «Письма» главное: Бог есть. Доказывать это здесь нет необходимости уже хотя бы потому, что академики не доказали противоположного. Строго говоря, это тот пункт, где ни одной из сторон доказательства не нужны: это вопрос веры».
Это есть вариант довольно часто встречающегося утверждения, что атеисты просто в существование Бога не верят, а религиозные люди верят, вот и все. Но это в корне ошибочно, ибо слово «вера» очень растяжимо, и вера атеиста и вера религиозного человека – это совершенно разные «веры». Вера атеиста основана на знании, это вера в действительно существующее, в факты, в науку.Read more... )
drey_scherfeld: (Default)
Оставить отзыв. (214)
Гинзбург Виталий
У религии – судьба астрологии
В приложении "Кентавр" в "Новой газете" от 23 июля было опубликовано письмо 10-ти академиков РАН, адресованное Президенту В.В.Путину. Письмо написано в связи с беспокойством, которое у подписантов (я один из них) вызывает все большее проникновение русской православной церкви (РПЦ) во все сферы общественной жизни в России, особенно в государственную школу. Наше обращение оказалось не только сразу замеченным, но и явилось объектом широкого упоминания и обсуждения в печати, по радио и на телевидении. Очевидно, вопросы, затронутые в письме 10-ти, достаточно актуальны и требуют обсуждения.
По сути дела, в основе обсуждения лежит вопрос о научном и религиозном мировоззрениях, о противоречии между наукой и религией. В фундаменте научного мировоззрения лежит, с одной стороны, признание существования материи и истины (объективной реальности вне нашего сознания; не нужно бояться формулировок из диамата, если они правильны). С другой стороны, лежит признание того, что эту истину можно познать только путем наблюдений и опытов. Привлекать же соображения и понятия, которые противоречат опыту, реальности, нельзя. Результаты знаний, полученных таким путем, и их осмысление и составляют содержание науки. Это и есть научное знание.
Атеизм исходит из признания справедливости научного мировоззрения и недопустимости предположений о существовании какого-то бога и вообще чего-то кроме природы (по-гречески теус это бог и слово атеизм как раз и означает, так сказать, безбожие). Здесь есть, однако, некоторая тонкость. Нельзя сказать, что научное мировоззрение само по себе полностью отрицает существование бога.Read more... )
drey_scherfeld: (Default)
Гинзбург Виталий
Физики с чудесами не сталкиваются
Виталий Лазаревич Гинзбург, академик РАН, недавно ставший лауреатом Нобелевской премии по физике, в последние годы достаточно часто высказывается по вопросам взаимоотношения религии и науки. О своем мировоззрении известный ученый рассказал в интервью корреспонденту "НГР".
– Виталий Лазаревич, почему в последние годы вы часто выступаете на тему взаимоотношений науки и религии?
– Я никогда не стремился публично высказывать свое мнение на эту тему. Но в середине 1990-х годов я прочитал статью дьякона Андрея Кураева, в которой он утверждал, что атеистов нужно занести в Красную книгу. Я был настолько не согласен с подобной точкой зрения, что вступил с ним в полемику и с тех пор периодически говорю и пишу об элементарных вещах: о свободе совести, об отделении религии от образования, о необходимости атеистического просвещения.
– В своих статьях вы пишете о том, что уровень религиозности общества напрямую связан с его образованием. Приведет ли, на ваш взгляд, распространение знаний к увеличению числа атеистов?
Мне кажется диким, что образованный человек будет верить в чудеса, хотя я постепенно эволюционирую в своих взглядах. Я понимаю, что человеку свойственно искать истину. Даже в науке есть много вопросов, например, о происхождении жизни, на которые я не могу ответить. Поэтому, если человек говорит, что он во что-то верит, в Бога, Высшую силу, то это его убеждения, это философские категории, и любой человек вполне может быть деистом.
– А что для вас значит быть образованным человеком?
– Для меня очевидно, что образованный человек не будет верить в астрологию. Я считаю, что религия во многом стоит на уровне астрологии, другое дело, что она не так вредна. Будучи последовательным сторонником свободы слова, я противник любых гонений на веру. Если человек хочет ходить в церковь, мечеть или синагогу – это его право. Я просто не могу в это поверить. Мне 87 лет, я иногда завидую верующим. Если бы я верил, мне было бы легче жить, но мой разум отказывается это принимать.
– Что конкретно вы не можете принять в религии?
Я не могу принять в христианстве чудеса, не могу поверить в святость священных книг, тем более что в них многое противоречит научным представлениям. Я готов согласиться, что Библия и Коран – ценные исторические и литературные памятники, но не согласен считать их священными.
Read more... )
drey_scherfeld: (Default)
Оставить отзыв. (32)
Гинзбург Виталий
Несвоевременные мысли
Сейчас в СМИ обсуждается вопрос о происхождении человека. Об этом, в частности, пишет и известный режиссер Марк Захаров в своей статье "Несвоевременные мысли". Местами ярко написанная, она содержит ряд замечаний, с которыми многие будут вполне согласны. Однако совершенно неожиданно, во всяком случае для меня, статья
М. Захарова заканчивается восхвалением креационизма!
Сделано это в завуалированной форме, и, боюсь, не каждый это поймет. Между тем, по сути дела, речь идет об очень важном и актуальном у нас вопросе – о введении в начальных классах общеобразовательной школы предмета "Основы православной культуры", а по сути дела, "закона божьего".
Что такое креационизм, или "теория сотворения"? Согласно энциклопедическому словарю это "религиозное учение о сотворении мира Богом из ничего". Креационизм отрицает существование эволюции и, в частности, считает, что Бог сотворил человека таким, каким он является сегодня. С эволюционной же точки зрения вид Homo sapiens (человек разумный, современный) является результатом длительной эволюции и имеет общего предка с обезьянами. Последнее обстоятельство используется сторонниками креационизма* для презрительного, по их мнению, утверждения, что якобы, с точки зрения эволюционных представлений, "человек произошел от обезьяны". Как известно, Библия (Ветхий Завет) полностью базируется на креационистских представлениях.
К сожалению, православная церковь (РПЦ) не желает считаться с велением времени и в отличие от некоторых других конфессий хочет сохранить преподавание креационизма даже в школе. Так, 29 января этого года, выступая на XV Международных Рождественских образовательных чтениях, Патриарх Московский и всея Руси Алексий II сказал: "Никакого вреда не будет школьнику, если он будет знать библейское учение о происхождении мира. Осознание человеком, что он является венцом творения Божьего, только возвышает его, а если кто хочет считать, что он произошел от обезьяны, пусть так считает, но не навязывает этих взглядов другим"
В своей статье М. Захаров после нескольких скептических фраз, касающихся эволюции в биологии, пишет: "Замечательно по этому поводу заявил недавно Патриарх Московский и всея Руси Алексий II: "Кто хочет считать, что он произошел от обезьяны, – пусть так и считает, но не навязывает этих взглядов другим". В отличие от разного рода несвоевременных мыслей эта мысль на редкость своевременна". Так заканчивается статья М. Захарова.
Приведенная мысль Патриарха о возможности иметь разные мнения о происхождении человека, конечно, совершенно справедлива и столь же в наши дни тривиальна – она сама по себе означает лишь констатацию права человека на свободу совести. Это право признано во всех демократических странах и закреплено в Конституции России. Да, стоять на креационистской точке зрения не возбраняется законом, как и, например, распространять астрологические прогнозы
Но нас интересует другое: можно ли в младших классах государственной (а не частной) школы преподносить креационизм детям? Как и многие другие, я отвечаю на этот вопрос отрицательно. Зачем же знакомить детей с неправдой, с тем, что будет опровергаться в старших классах на уроках биологии? Другое дело, что в школе нужно в старших классах ввести такой предмет, как религиоведение или история мировых религий. Необходимость такого предмета обусловлена тем, что, даже если не считать Библию священной книгой, она, несомненно, является выдающимся художественным и историческим памятником. Уже сообщалось, что для школы написана "История мировых религий", но она все еще не опубликована, как я слышал, из-за возражений РПЦ.
Надо подчеркнуть, что отрицание креационизма отнюдь не эквивалентно отрицанию религии вообще. Напротив, вера в Бога в общем случае является так называемым интуитивным понятием. Доказать, что Бога не существует, невозможно. Например, это невозможно с позиций деизма – религиозного мировоззрения, исходящего из понимания Бога, создавшего мир (природу), но отрицающего дальнейшее вмешательство Бога в самодвижение природы (промысел божий, чудеса и т.п.). Существует и пантеизм – религиозное учение, отождествляющее Бога с мировым целым, со всей природой. Так, великий Эйнштейн на вопрос, верит ли он в Бога, ответил: "Я верю в Бога Спинозы, который проявляет себя в гармонии всего сущего, но не в Бога, который заботится о судьбе и действиях людей".
Со всем этим и должен познакомить школьников курс религиоведения, что, очевидно, невозможно сделать в младших классах. Вдалбливание же детям креационизма, лежащего в основе теистических религий (иудаизма, христианства, ислама), ни к чему хорошему и с позиций РПЦ привести не может. Напротив, как я полагаю, узнав в дальнейшем, что им в младших классах говорили неправду, школьники скорее станут атеистами или агностиками, а не верующими православными. Достаточно вспомнить, что в царской России "закон божий" был в школах обязательным. И мы знаем, как это "уберегло" страну от потрясений и зверств гражданской войны. Да, некоторые мысли Марка Захарова поистине являются несвоевременными.
20.02.2007
Источник: Российская газета
drey_scherfeld: (Default)
Гинзбург Виталий
Страна просто погружается в мракобесие

Только что закончившиеся вступительные экзамены в вузы страны показали, что молодежь вновь стала проявлять интерес к математике, физике и другим точным наукам. Однако ситуацию с отечественной наукой пока благополучной не назовешь. Зарплаты ученых не дотягивают до прожиточного минимума, молодые специалисты уезжают за рубеж, на просторах же родного отечества махровым цветом расцветает лженаука. Своей точкой зрения на беды и перспективы российской науки с читателями «Новых Известий» делится один из двух ныне здравствующих российских нобелевских лауреатов-физиков, академик Виталий ГИНЗБУРГ.

– Виталий Лазаревич, для начала вопрос сугубо личного плана. Как повлияла Нобелевская премия на вашу жизнь?


– Да никак особенно не повлияла. Я ведь уже был лауреатом и Ленинской премии, и Ломоносовской, и Мандельштамовской. И в девять академий мира избирался, в том числе в знаменитое Лондонское Королевское общество и Американскую Национальную академию наук. Да и на Нобелевскую премию меня выдвигали неоднократно. Чисто по-человечески, конечно, приятно, что я ее все-таки получил. Но ведь все эти премии очень условны. Я себя великим ученым не считаю. По шкале Ландау, составившего рейтинг физиков ХХ века, мое место где-то в третьем классе – после Эйнштейна (0,5 класс), Бора, Гейзенберга, Шредингера, Дирака, Фейнмана (1-й класс) и самого Ландау (1,5 класс). Главная моя заслуга, что я все-таки дожил до своей Нобелевской премии, а многие выдающиеся ученые – нет. А если серьезно… Больше всего меня потряс тот общественный резонанс, который имела моя «нобелевка». С одной стороны, это приятно, когда совершенно незнакомые люди от всей души поздравляют тебя «с выдающимся научным достижением», с другой же… Меня не покидает ощущение, что у российского народа развился какой-то громадный комплекс неполноценности.

Read more... )
drey_scherfeld: (Default)
Гинзбург Виталий
Физики с чудесами не сталкиваются. По мнению Виталия Гинзбурга, религия немногим отличается от астрологии

- Виталий Лазаревич, почему в последние годы вы часто выступаете на тему взаимоотношений науки и религии?

- Я никогда не стремился публично высказывать свое мнение на эту тему. Но в середине 1990-х годов я прочитал статью дьякона Андрея Кураева, в которой он утверждал, что атеистов нужно занести в Красную книгу. Я был настолько не согласен с подобной точкой зрения, что вступил с ним в полемику и с тех пор периодически говорю и пишу об элементарных вещах: о свободе совести, об отделении религии от образования, о необходимости атеистического просвещения.
- В своих статьях вы пишете о том, что уровень религиозности общества напрямую связан с его образованием. Приведет ли, на ваш взгляд, распространение знаний к увеличению числа атеистов?
- Мне кажется диким, что образованный человек будет верить в чудеса, хотя я постепенно эволюционирую в своих взглядах. Я понимаю, что человеку свойственно искать истину. Даже в науке есть много вопросов, например, о происхождении жизни, на которые я не могу ответить. Поэтому, если человек говорит, что он во что-то верит, в Бога, Высшую силу, то это его убеждения, это философские категории, и любой человек вполне может быть деистом.
- А что для вас значит быть образованным человеком?
- Для меня очевидно, что образованный человек не будет верить в астрологию. Я считаю, что религия во многом стоит на уровне астрологии, другое дело, что она не так вредна. Будучи последовательным сторонником свободы слова, я противник любых гонений на веру. Если человек хочет ходить в церковь, мечеть или синагогу - это его право. Я просто не могу в это поверить. Мне 87 лет, я иногда завидую верующим. Если бы я верил, мне было бы легче жить, но мой разум отказывается это принимать.
- Что конкретно вы не можете принять в религии?
- Я не могу принять в христианстве чудеса, не могу поверить в святость священных книг, тем более что в них многое противоречит научным представлениям. Я готов согласиться, что Библия и Коран - ценные исторические и литературные памятники, но не согласен считать их священными.
Read more... )
drey_scherfeld: (Default)
Гинзбург Виталий
Демагоги и невежды против научной экспертизы

Крах тоталитарного советского режима принес с собой, в частности, ликвидацию цензуры. Огромное завоевание демократии. Но, к великому сожалению, пришедшая на смену цензуре свобода слова сплошь и рядом оборачивается в средствах массовой информации вседозволенностью и отвратительной пропагандой лженауки и всякой другой мерзости. Казалось бы, общество, заботясь о своем моральном здоровье, а когда речь идет о шарлатанах-целителях, и о физическом здоровье, должно как-то контролировать СМИ. Речь идет не о восстановлении цензуры, а о каком-то гласном и, скажем, общественном надзоре. В его результате печатные издания, передачи и журналисты, допускающие явную недобросовестность, должны, по моему мнению, как-то наказываться. Разумеется, речь идет не о ссылке в ГУЛАГ, а о публичном порицании, лишении лицензий и т.п. Не претендую на то, что мне ясно, как организовать соответствующую деятельность в масштабах страны. Но хуже всего сидеть сложа руки и ждать, чем это кончится. Поэтому в качестве некоторого шага в Российской академии наук (РАН) в 1999 г. была создана Комиссия по борьбе с лженаукой и фальсификацией научных исследований. Задачи комиссии ясны из принятого обращения президиума РАН, которое начинается так: “ В настоящее время в нашей стране широко и беспрепятственно распространяется и пропагандируется паранаука и паранормальные верования: астрология, шаманство, оккультизм и т.д. Продолжаются попытки осуществлять за счет государственных средств различные бессмысленные проекты вроде создания торсионных генераторов. Население России оболванивается теле- и радиопрограммами, статьями и книгами откровенно антинаучного содержания. В отечественных государственных и частных СМИ не прекращается шабаш колдунов, магов, прорицателей и пророков. Псевдонаука стремится проникнуть во все слои общества, все его институты, включая Российскую академию наук. Эти иррациональные и в основе своей аморальные тенденции, бесспорно, представляют собой серьезную угрозу для нормального духовного развития нации.Read more... )
drey_scherfeld: (Default)
        Желательно думать головой
Академик Гинзбург - один из патриархов российской физики,
более полувека занимается теоретической физикой
и астрофизикой. Среди его самых известных достижений -
построенная совместно с Львом Ландау
квазифеноменологическая теория сверхпроводимости.

Виталий Лазаревич много лет возглавлял теоретический отдел
Физического института Академии наук (ФИАН).
Сейчас Гинзбург главный редактор самого авторитетного у нас
журнала по физике «Успехи физических наук».
Каждую среду в 10 часов в ФИАНе он проводит
Общемосковский физический семинар. Семинар открыт для всех.
Любой может там выступить, если ему действительно есть что сказать.

Вы более полувека ведете научный семинар, были ли на вашей памяти примеры открытий, или просто сильных научных результатов, которые получили «гениальные самоучки»?
- Нет. В современной физике уже очень много сделано, ею занимаются тысячи людей, и поэтому физика отгорожена даже от инженера, и тем более от пенсионера-любителя, высоким забором специальных знаний. Это не значит, что «боги горшки обжигают», я далек от этой мысли. Но в моей практике не было дельных предложений со стороны неквалифицированных людей, как решить великие проблемы. Это понятно, ведь масса ученых бьется над такими проблемами, жизнь на это кладет. А тут, понимаете, какой-нибудь человек вышел на пенсию и захотел перевернуть мир, ответить на великие вопросы космологии, объяснить строение материи. Это очень трудно. Хотя - теоретически - возможно. В позапрошлом веке случалось, что любителиRead more... )
drey_scherfeld: (Default)
Религия и наука. Разум и вера.
В начале поста я вырезал вступление. Оригинал опять же на сайте

Атеисты, воинствующие безбожники, верующие в бога, исповедующие религию - к какой из этих категорий принадлежат читатели "Науки и жизни"?

Россия переживает тяжелый период перехода от советско-большевистской системы к чему-то другому. По-видимому, это "другое" представляет собой общество, аналогичное существующему в странах с рыночной экономикой и демократической формой правления. Одно из важнейших условий демократии - обеспечение свободы совести, в частности права граждан без всяких опасений быть атеистами или верить в Бога. При этом государство остается светским, то есть любые религиозные организации (церкви) полностью отделены от государства. И хотя Конституция Российской Федерации отвечает этим требованиям, они, к сожалению, не соблюдаются. На наших глазах Русская православная церковь (РПЦ) сращивается с государством, по сути дела, восстанавливается в правах, которыми обладала при царском режиме. На государственном телевидении читаются проповеди, идут различные религиозные передачи. В армии появились священники, "освящаются" здания, "святой" водой кропят на различных официальных мероприятиях, огромные средства тратятся на церковные нужды. Взрыв храма Христа Спасителя был, несомненно, проявлением большевистского варварства. Однако в условиях, когда значительная часть населения не только живет впроголодь, но и не может купить многие лекарства, трата миллионов, а скорее миллиардов рублей на восстановление этого храма представляется мне недопустимой.

Read more... )
drey_scherfeld: (Default)
Научный атеизм. Гинзбург Виталий: Атеизм умер?

Гинзбург Виталий
Атеизм умер? - Да здравствует атеизм! И свобода совести.

ОТВЕТЫ АКАД. В.Л.ГИHЗБУРГА* HА ВОПРОСЫ АВТОРА АЛЬМАHАХА "ДО ВОСТРЕБОВАHИЯ" (25.3.1999)

Вопрос: Виталий Лазаревич! Господин А.Кураев, православный богослов, модный литературный критик и успешный преподаватель МГУ, заявил в одном из интервью "Литературной газете": "Сегодня атеист - крайне редко встречающееся существо, занесенное в Красную Книгу. Лично я уже давно с настоящими атеистами не встречался".
Как Вы относитесь к подобной оценке положения атеистов в нашей стране?

Ответ: Утверждение А.Кураева совершенно не соответствует действительности. В этой связи Е.Л.Фейнберг и я опубликовали в "Литгазете" © 22 от 3 июня 1998 г. статью "Hас, атеистов, не так уж мало:". Полный текст этой статьи, которая называется "Об атеизме, материализме и религии", помещен в журнале "Здравый смысл" © 9, с. 54, 1998 г. К сожалению, мне не известны результаты каких-либо современных опросов (если они проводились), характеризующих число верующих в России. В научных кругах верующих меньшинство, я думаю, у нас не больше 10%.
Проведение подобного опроса необходимо, но делать это нужно не только осторожно, но и с умом. Hедостаточно просто спросить: верите ли Вы в бога? Hужно различать веру в бога в духе деизма от принадлежности к какой-либо традиции или конфессии, например, к христианству и, конкретно, к православию.
Чем человек образованнее, тем реже он верит в бога. Так, опрос ряда членов Hациональной академии наук США показал, что верующими являются лишь 7% опрошенных (Nature, 394, 313, 1998). У нас в РАH, думаю, процент верующих еще ниже.

Вопрос: Мы являемся свидетелями бурного, и, на мой взгляд, неестественного возрождения титульных церквей на территории вчера еще почти полностью безбожного государства. Россия, с ее глубокими атеистическими корнями, становится клерикальной державой на официальном уровне и в быту, в здравоохранении, в образовании, в психотерапевтическом обслуживании пенитенциарной системы и армии. Что бы Вы могли сказать по поводу этого явления?

Ответ: Рост клерикализма в России - печальное явление. В некоторых случаях нужно выразиться еще резче - насаждение религиозности, или, точнее, показной религиозности, просто возмутительно. Если церковь отделена от государства, то как же можно оправдать появление священников в армии, "освящение" различных зданий и т.п. Hедопустима и трата государственных средств на строительство и ремонт церковных зданий. Безобразна передача церкви (и, конкретно, РПЦ) бывших церквей, использованных для размещения музеев и т.п. Hельзя согласиться и с тем, что, например, на телевидении все время ведется религиозная пропаганда (например, каждую субботу выступает по 1-ому каналу митрополит Кирилл), в то время как атеистическому просвещению не уделяется никакого внимания. Кстати, я не только убежденный атеист, но и столь же убежденный сторонник свободы совести, в частности, свободы исповедания любой религии (не касаюсь, конечно, каких-то воинствующих или изуверских сект). Hо атеизм или вера в бо- га (в том числе отправление религиозных обрядов) это частное дело любого гражданина, и государство (власть) не должно в это вмешиваться. В царской России позиции православной церкви (РПЦ) формально были очень сильны. Hо мы знаем, что ни к какому положительному результату это не привело. Светлое будущее России будет обеспечено только на пути демократии и развития науки, а не в результате возвращения к религии.

Вопрос: Церковь, прежде всего ее самые распространенные конфессии, почувствовав поддержку нынешней власти, все чаще вмешивается в светские дела, начинает диктовать -свои условия жизни. Прошлой весной, например, по настоянию высшего иерарха РПЦ был отменен бал в Москве, организованный под патронажем жены президента. Повод - соблюдение требований "великого поста". Госпожа президентша, пригласившая на бал немало мировых звезд (в том числе любимца московской публики пианиста Ван Клиберна), попала в весьма щекотливое положение, однако вынуждена была отменить мероприятие. Hо это, так сказать, "цветочки". "Ягодки" демонстрируют клерикалы наших кавказских республик, "ура-патриоты" России от генерала Макашова до скульптора Клыкова, повылезавшие невесть откуда монархисты, казаки, "Черная сотня" Штильмарка, националисты Васильева и любители "Русского порядка" Баркашова. Ваша оценка подобной тенденции.

Ответ: По сути дела я уже дал ответ на этот вопрос. Заигрывание властей и различных партий с РПЦ просто позорно. Особенно меня возмущает лицемерие и подлость коммунистов. Ведь раньше они хотя бы на бумаге объявляли себя атеистами и интернационалистами. А сейчас чуть ли не целу- ются с церковниками и расистами. Разумеется, дискутировать с макашовыми, ильюхиными и им подобными бессмысленно, самые элементарные законы логики им недоступны (я уже не говорю о порядочности). Hо меня удручает тот факт, что все эти люди не встречают должного отпора.** К величайшему сожалению, люди внецерковные, нерелигиозные, оказались неготовыми к подобному клерикальному напору. Грешен и я. Когда бывший физик, занимавший- ся режиссурой, а ныне популярный политик г-н Кургинян стал доказывать, что современная физика подтверждает постулаты библии и сыпать известными именами, я оказался бессилен что-либо ответить ему путное.

Вопрос: Сегодняшние СМИ, а вернее, нынешнее поколение журналистов, почти полностью стоят на религиозных позициях, и им невозможно доказывать иную правоту. Hе хотят и слушать. Могли бы вы в этих условиях сказать свое слово правды как ученый, гражданин, как человек, воспитанный в иной атмосфере?

Ответ: Мне трудно поверить Вашему утверждению о том, что "нынешнее поколение журналистов почти полностью стоит на религиозных позициях". Откуда у Вас такие сведения? Проведите опрос. Разве он имел место? Что касается меня, то я не претендую на многое, но "свое слово" говорил, говорю и, пока жив, буду говорить. Выше я уже указал на статью в "Литгазете" и "Здравом смысле". Я опубликовал также статьи: "Вера в бога несовместима с научным мышлением" (газета "Поиск", © 29-30, 1998) и "Еще раз о религии и науке" (газета "Поиск", © 38, 1998). Hаконец, в связи с опубликованной в конце прошлого года энцикликой папы Иоанна-Павла II "Вера и разум" ("Fides et ratio"), я написал статью "Разум и вера" и направил ее еще в конце 1998 г. в "Вестник РАH".
Обещают опубликовать эту статью в "Вестнике" © 6 за этот год. Жаль, конечно, что приходится так долго ждать. Hо в статье около 20 машинописных страниц, и для газеты это многовато, да я и не знаю газеты, которая опубликовала бы эту мою статью. Хорошо еще, что она, надеюсь, появится до помпезного празднования 2000-летия христианства.

ДОПОЛHЕHИЕ

Из уже упомянутой статьи "Об атеизме, материализме и религии" в журнале "Здравый смысл" © 9 за 1998 год хочется привести отрывки, дополняющие ответ на последний вопрос.
"Характерным направлением атаки на атеизм и материализм: является следующее.
Утверждается, что новые достижения в области физики и астрономии (космологии) как-то поколебали материалистическое здание.
Здесь упоминают, например, вероятностные элементы в квантовой механике, представления о космологическом "большом взрыве", существование целого ряда неясных вопросов и трудностей в теории частиц. Да, возникло новое замечательное знание и, как обычно, оно породило и новые вопросы. Hайти на них ответы - задача дальнейшего развития науки. Hо причем же здесь появление каких-то аргументов в пользу религии? Мы*** можем, как профессионалы, много лет занимающиеся физикой и достаточно знакомые с ее развитием, сообщить, что не узнали ничего, могущего свидетельствовать против справедливости научных подходов к естествознанию".
"Мы можем только повторить, что величайший физик XX века Альберт Эйнштейн был атеистом. Hам твердо известно также, что атеистом был Hильс Бор. Интересно, что атеистом являлся и знаменитый физиолог И.П.Павлов; этот факт мы узнали лишь недавно".

* Действительный член Российской академии наук В.Л.Гинзбург, выдающийся ученый с мировым именем, признанный глава физиков-теоретиков нашей страны.

** Hасколько известно автору альманаха, открыто и гласно выступают против единения с церковью лишь две партии коммунистического толка - Российская партия коммунистов (РПК) (председатель А.В.Крючков) и "Левая Россия (коммунисты)" (председатель В.В.Бордюгов), осудила же антисемитские выпады левых ура-патриотов только РПК. - Прим. Е.К.

*** Авторы статьи В.Л.Гинзбург и Е.Л.Фейнберг.

Оставить отзыв. (27)
drey_scherfeld: (Default)

Об Атеизме, Материализме и Религии.
В "Литгазете" от 8 апреля с. г. опубликована беседа православного богослова А.Кураева с обозревателем ЛГ О. Морозом. Тема беседы — "Человек и Бог: вчера, сегодня, завтра" — в условиях сегодняшней России весьма актуальна, и мы приветствуем открытый и откровенный обмен мнениями по этому кругу вопросов. Тем не менее, мы вряд ли взялись бы за перо, если бы А.Кураев не выступил с таким утверждением: "Сегодня атеист — крайне редко встречающееся существо, занесенное в Красную книгу. Лично я уже давно с настоящими атеистами не встречался". Между тем мы — убежденные атеисты, такими были все наши учителя (упомянем здесь лишь И.Е.Тамма), такими мы были при советской власти и остались сегодня. Вполне вероятно, что в православном богословском институте, где преподает А.Кураев, он с атеистами не сталкивается. Но в институтах Российской Академии наук (РАН), на естественных факультетах университетов, в различных НИИ ситуация совсем иная. К сожалению, мы не располагаем данными социологических опросов (а они нужмы, хотя в отношении атеизма и религии это дело очень деликатное), но все, что мы знаем, свидетельствует о прочности материалистических и атеистических воззрений и в сегодняшнем российском обществе. Кстати сказать, оказаться в Красной книге отнюдь не стыдно, об ее исчезающих обитателях принято заботиться. Поэтому, помещенные волею А.Кураева в эту книгу, мы отнюдь не обиделись, а лишь поразились той чудовищной аберрации, которая, по-видимому, присуща некоторым представителям религиозных и близких к ним кругов.
Речь , по сути дела, идет о важном социальном явлении, и на нем необходимо остановиться. Мы имеем в виду вспышку религиозности и чаще псевдорелигиозности как реакцию на наше недавнее советское прошлое. Преступный коммунистический (большевистский, ленинско-сталинский) режим преследовал религию. Массовые расстрелы священнослужителей и разрушение храмов (венцом в этом отношении явился варварский взрыв Храма Христа Спасителя), безграмотная и безнравственная пропаганда так называемых "воинствующих безбожников" привели в сознании бывших советских граждан к известному отождествлению или, во всяком случае, представлению о глубокой связи большевизма с атеизмом и материализмом. Поэтому отторжение большевизма оказалось в какой-то мере связанным также с отходом от атеизма и материализма. Между тем, как это хорошо известно из истории философии, да и всеобщей истории, атеизм и материализм, возникшие и нашедшие известное оформление еще в давние времена, никак не могут отождествляться не только с большевизмом, но и с "классическим" марксизмом. То же, впрочем, можно сказать и о ряде более ранних идей социалистического и коммунистического характера. Поэтому, кстати, мы и стараемся употреблять термин "большевизм", а не "коммунизм", ибо именно с победившего большевизма началось кровавое осуществление некоторых коммунистических идей. Но это, конечно, уже другая тема.
Наглядным доказательством недопустимости нерасторжимого связывания большевизма с атеизмом и материализмом является не только история общественной мысли, но и сегодняшняя ситуация в демократических странах, никогда не пребывавших под коммунистическим правлением. В этих странах отнюдь не мало атеистов. Так, по оценке, сообщенной нам одним известным американским физиком, в США сейчас среди ученых — естественников около 60% атеистов, 40% верят в Бога и лишь порядка 5% ученых являются глубоко религиозными, причем порядка 7% строго религиозными. Здесь нужно, конечно, условиться об используемой терминологии. Атеист полностью отрицает существование Бога, чего-то сверхъестественного, чего-то помимо природы. Атеист, естественно, является материалистом, т.е. считает мир существующим независимо от сознания и первичным по отношению к этому сознанию. Здесь нет, конечно, возможности подробнее останавливаться на материализме как философском направлении. Нужно лишь подчеркнуть, что полностью учитывая невозможность ограничиться метафизическим (механическим) материализмом и необходимость диалектического подхода, мы не отождествляем сочетание материализма и диалектики с "диаматом". Последний, помимо материалистической основы и признания диалектических методов, оброс различного рода схоластикой, которую вдалбливали у нас многие годы. То, что представляется нам важным подчеркнуть при анализе вопросов о науке, религии и искусстве в их взаимосвязи, это не слишком хорошо известное понятие об интуитивном суждении и его преломлении в упомянутых различных областях. Интуитивные суждения пронизывают по существу все сферы деятельности людей и, в частности, все науки. Подробнее эта проблема освещена одним из нас в другом месте (Е.Л.Фейнберг. Две культуры (интуиция и логика в искусстве и науке). М. "Наука" (1992). Наука, искусство и религия. // Вопросы философии, №7, с.54, (1997)).
Здесь мы ограничимся лишь напоминанием, что справедливость материализма и атеизма нельзя логически доказать, это интуитивные суждения. Интуитивным суждением является и вера в Бога или богов. Однако есть разница. Интуитивные суждения в науке не должны противоречить ни логике, ни знаниям, опыту. В случае же религии (а также искусства), напротив, следовать логике не обязательно. Более того, додустимо и даже необходимо верить в чудеса.
Вернемся, однако, к нашей теме. Мы считаем целесообразным явно отличать "просто" верующих в Бога от людей обрядово религиозных.
Первые считают, что помимо природы, материального мира, есть еще "что-то". Это "что-то" — Абсолют, Бог или боги, вообще нечто высшее, находится вне пределов природы, то ли ею управляет, то ли ее создает. Обрядовая же религия это, можно сказать, конкретизация веры в Бога или богов, это признание определенных вероучений, таких как христианство, ислам, иудаизм и т.д. Что касается людей (их немало), которые иногда называют себя агностиками и на вопрос "есть ли Бог" отвечают: "не знаю", то их, разумеется, никак нельзя отнести к верующим.
Очевидно, вера в богов существенно шире обрядовой, или конфессиональной, религиозности. По нашим наблюдениям, большинство верующих в Бога (или, точнее, положительно отвечающих на соответствующий вопрос) не могут считаться людьми религиозными, ибо даже если они и посещают церкви, синагоги и т.п., то делают это лишь как дань воспитанию, традициям, моде или ради наслаждения богослужением. Но в библейские чудеса они не верят, нередко относятся к библейским текстам лишь как к художественному иносказанию. Итак, большинство верующих в Бога не являются религиозными в определенном выше смысле. Разумеется, границы здесь размыты. Во всяком случае, теперь читателям понятны приведенные выше оценки числа верующих среди ученых США. Если говорить о всем населении США, то процент верующих и религиозных людей вероятно выше, что несомненно связано с традициями. Мы думаем, что у нас в России среди негуманитарной интеллигенции атеистов даже больше, а верующих и религиозных людей меньше, чем в США. Это обусловлено тем, что за годы советской власти ослабели религиозные семейные традиции, а атеистическая пропаганда тоже делала свое дело. А.Кураев также оценивает число истинно верующих десятком процентов (он говорит о них как о людях, "способных к личной религиозной жизни"). К некоторому нашему удивлению А.Кураев считает к тому же, что "христианство есть элитарная религия, которая всегда обращалась к этому меньшинству", он "категорически против обновления церковной жизни", против экуменизма. Непонятная позиция с точки зрения тех, кто видит в церкви опору в деле нравственного воспитания масс и какой-то замены коммунистической идеологии. Но это не наша забота. Мы можем лишь настаивать на необходимости строгого отделения церкви от государства, что у нас сейчас фактически часто нарушается вопреки конституции.
Любопытен затронутый в беседе О. Мороза с А.Кураевым вопрос о сотрудничестве науки и церкви в борьбе с оккультизмом, со всякого рода чумаками, глобами и им подобными пропагандистами астрологии и всяческих чудес. Разумеется, мы только рады тому, что православная церковь не поддерживает лженауку и шарлатанство, борьба с которыми является у нас сейчас особенно актуальной задачей. Кстати сказать, в этом важном направлении активность ученых и, в частности, РАН совершенно недостаточна. Но вот одному из нас в свое время был задан такой вопрос (в связи со статьей в "Известиях" №45, 1991 г.): "вы критикуете лженауку, но ничего не говорите о религии и признании ею чудес; чем же, например, астрология хуже утверждений о непорочном зачатии, воскрешении из мертвых, загробной жизни и т.п.". Ответ может быть только один — в принципе ничем, в обоих случаях имеет место противоречие с наукой. Другое дело, что в мировых религиях вера в чудеса облагорожена, когда она служит проводником этических идей. Вместе с тем можно сказать, что выступая против современного оккультизма и лженауки, церковь защищает "свои" чудеса от чужих, защищает свою территорию. Можно, правда, утешаться мыслью, что вера в религиозные чудеса не приносит обществу такого же вреда как обращение к знахарям, астрологам и т.п.
Заметим также, что, как известно, расцвет колдовства, знахарства и т.п. типичен для крутых поворотов в истории общества, когда в чудовищном хаосе жестоких обстоятельств растерянные люди ищут понимание происходящего в мистике, непостижимых тайнах и вере в непознаваемые чудеса. Но мистика, тайна и вера — как раз те три кита, на которые опирается любая мировая религия. Однако ее основные положения организованы в более или менее цельную систему, которая излагается в высокохудожественных священных книгах и в использующих все виды искусства впечатляющих храмовых действах. Это и позволяет даже атеисту воспринимать подобные учения с их чудесами и тайнами не как истину в каждом слове, но как художественное иносказание. С таких позиций атеист может ценить те или иные элементы религии.
А.Кураев справедливо видит, и не он один, опору религии в среде гуманитарной, но не технической или естественно-научной интеллигенции. Он (Кураев) связывает это с "технологичностью мышления" технической интеллигенции. Мы же считаем большую приверженность части гуманитариев к религии в значительной мере следствием их односторонней образованности. Разумеется, они знакомы с поэзией серебряного века и, часто, с личной жизнью его героев. Они ответят и на множество "тонких" вопросов вроде "феномена Черубиныде Габриак". Но вот на вопрос о причинах смены времен года на Земле мы сплошь и рядом получали такие ответы: не знаю, либо — смена сезонов результат изменения расстояния между Землей и Солнцем. Между тем правильный ответ (наклон оси вращения Земли относительно плоскости земной орбиты) известен уже 500 лет (!). Любой гуманитарий сочтет, и с полным основанием, необразованным человека, не читавшего Пушкина или Льва Толстого. Так и мы не можем считать образованными людей, не знакомых даже с азами современного научного естествознания. А ведь это знание обогатилось хотя бы только в уходящем веке фантастическими достижениями: теорией относительности, квантовой теорией, пониманием строения атомов и атомных ядер, астрофизическими и космологическими открытиями, генетикой и множеством конкретных успехов в области физики, астрономии, биологии, медицины и т.д. Эти достижения достойны отнюдь не меньшего восхищения, чем шедевры нового искусства.
Разумеется, "нельзя объять необъятное", но современный образованный человек, независимо от его специальности, должен все же знать хотя бы в грубых чертах состояние современной науки, а не довольствоваться знакомством с ее средневековым уровнем. Итак, нельзя не отметить сложившийся "перекос", при котором часть гуманитарной интеллигенции игнорирует естественнонаучные знания. Такая односторонняя образованность не позволяет ощутить величие научного знания, возвышающего духовный мир тех, кто причастен к нему. Мы пишем об этом потому, что человек, совершенно чуждый научному знанию, действительно легко может поверить во что угодно, в любые чудеса. Впрочем, то же относится и к не имеющим даже и гуманитарного образования. Такая среда, естественно, питает ряды людей религиозных, в том числе язычников. Где уж тут стать последовательным атеистом.
Характерным направлением атаки на атеизм и материализм на Западе, а сейчас и у нас, является следующее. Утверждается, что, новые достижения в области физики и астрономии (космологии) как-то поколебали материалистическое здание. Здесь упоминают, например, вероятностные элементы в квантовой механике, представления о космологическом "большом взрыве", существование целого ряда неясных вопросов и трудностей в теории частиц. Да, возникло новое замечательное знание и, как обычно, оно породило и новые вопросы. Найти на них ответы — задача дальнейшего развития науки. Но причем же здесь появление каких-то аргументов в пользу религии? Мы можем как профессионалы, много лет занимающиеся физикой и достаточно знакомые с ее развитием сообщить, что не узнали ничего, могущего свидетельствовать против справедливости научных подходов к естествознанию. Впрочем, это ясно и из самых общих соображений: новое знание (опыты, теории) способно расширить наши научные горизонты, но никак не способно укрепить веру в чудеса, веру в Бога.
И, наконец, последнее замечание. В своих попытках как-то дискредитировать атеизм и материализм, их противники иногда пытаются ссылаться на авторитеты. Так поступил, например, режиссер М.Захаров, объявивший, что "все выдающиеся ученые в конце жизни приходили к религии" ("Известия" № 214, 1994). Это совершенно неверно. Один из нас уже опровергал это утверждение ("Литгазета", 8 февраля 1995 г.). Мы можем только повторить, что величайший физик XX века Альберт Эйнштейн был атеистом. Нам твердо известно также, что атеистом был Нильс Бор. Интересно, что атеистом являлся и знаменитый физиолог И.П.Павлов; этот факт мы узнали лишь недавно (М.К.Петрова. "Вестник РАН" 65, № 11, 1016 (1995)).
Дело, конечно, не в количестве и калькулятормен, не в статистике верующих и неверующих. Мы не богоборцы. Более того, мы понимаем, что вера в Бога способна многим людям облегчить жизнь, помочь в трудные минуты. Уже поэтому свобода религии должна быть обеспечена. Но мы, как и большинство наших коллег — атеисты и материалисты, не собирающиеся отказываться от своих взглядов в угоду коньюктуре и моде. Мы убеждены, что эта мода пройдет, многовековый процесс освобождения общества от религии продолжится и в конце концов восторжествует. Те же позитивные функции, которые в какой-то мере способна осуществлять религия, например, в области воспитания нравственности, перейдут к семье, школе, гражданскому обществу и искусству.
Оригинал статьи тут http://www.atheism.ru/library/Ginzburg_4.phtml
drey_scherfeld: (Default)
        
        В опубликованной недавно статье “Вера в Бога несовместима с научным мышлением” (“Поиск” N№ 29-30, 1998) я высказывал сожаление в связи с тем, что не смог познакомиться с богословскими взглядами Г.Леметра или какого-либо другого выдающегося современного естествоиспытателя и одновременно верующего человека. И вот, как говорили еще в недавнем прошлом, не успели высохнуть чернила на страницах рукописи моей статьи, как появилась книга Джона Полкинхорна “Вера глазами физика (богословские заметки мыслителя “снизу-вверх”)”*
    Автор книги (ниже ДП) видный физик-теоретик, член Лондонского королевского общества (это является известной гарантией его высокой квалификации). 15 лет назад ДП стал священником англиканской церкви, пишет много статей и книг. Как явствует уже из обсуждаемой здесь книги, ДП с уважением относится к представителям других (т.е “не его”) традиций и конфессий, он человек открытый для споров и критики, представитель современного демократического общества. Здесь мне невольно вспомнилось недавнее сообщение о том, что епископ Екатеринбургский и Верхотурский Никон “повелел” публично сжечь книги неугодных ему православных же богословов. Да, и на пороге XXI века религиозные воззрения и подходы имеют широкий спектр от терпимых и либеральных до самых мракобесных. Но это, конечно, другая тема
    В ДП я вижу верующего человека, мнение и взгляды которого интересны, с которым возможен честный диалог. Уже из предисловия к русскому изданию книги, написанного в 1997 г., следует, что философские взгляды ДП это объективный идеализм, а в богословском отношении он принадлежит к течению так называемого естественного богословия, т.е. попыткам “до некоторой степени познать Бога с помощью разума или на основании общего опыта” (с.213; здесь и ниже все цитаты взяты из рецензируемой книги, причем указаны соответствующие страницы). ДП пишет: “Наука и богословие едины в убеждении, что существует некая истина относительно природы вещей, которая может быть открыта и принята... Конечно, наука и религия имеют дело с разными аспектами истины, относящейся к одному миру миру человеческого опыта. Объект научного исследования объективные явления, которые можно проверить экспериментальным путем, в то время как религия обращается к надличностной реальности Бога, то есть месту встречи, где исследование должно уступить место доверию, и где отклик человека заключается не только в понимании, но и в послушании” (с.6). Там же ДП пишет: “Но как бы высоко ни оценивал я науку, позволяющую нам понять великолепную картину физической вселенной и ее историю, тем не менее еще больше меня волнует и еще более значительными мне представляются религиозные прозрения, которые позволяют увидеть божественный Разум и Волю, лежащие за пределами того, что может раскрыть наука”
    По сути дела, центральный вопрос в споре науки с религией заключается именно в том, действительно ли религия может “увидеть” и “раскрыть” что-либо лежащее за пределами мира, изучаемого наукой. Наука не дала еще сколько-нибудь полного ответа на вопрос о механизме образования жизни и в особенности далека от понимания природы и происхождения сознания
    Несомненно, наука только на пути к познанию ряда фундаментальных проблем. При этом: "и теист** и атеист одинаково обозревают один и тот же мир человеческого опыта, но истолковывают его взаимоисключающим образом. Я утверждаю, что теистическое объяснение более глубоко и всеобъемлюще, чем то, которое предлагают атеисты. Атеисты не глупы. Но они могут объяснить меньше” (с.79). Что же могут объяснить теисты “сверх” объясняемого атеистами? Я не обнаружил на этот счет в книге ДП абсолютно ничего, кроме слов, правда, иногда написанных с большой буквы. Так, “для теиста рациональная красота физического мира не просто грубый факт, но отражение разума Творца. Эстетические переживания и этические прозрения не есть просто психологические или социальные конструкты, но указания на радость Бога при творении и Его справедливую волю. Религиозный опыт не есть иллюзорная игра человеческого воображения, но столкновение с божественной реальностью” (с.78). И так без конца
    Размеры газетной статьи не позволяют, очевидно, приводить много примеров. Не могу, однако, не процитировать такое признание ДП: “Хотя атеизм может казаться концептуально более простым, он рассматривает красоту, мораль и поклонение Богу как некую форму культурных и социальных реалий, что плохо согласуется с той серьезностью, с которой эти аспекты нашего опыта затрагивают нас как личностей” (с.79; см. также близкое замечание на с.65)
    Недавно я встретил в газетах замечания двух музыкантов, которые (независимо друг от друга) сообщали, что во время игры на скрипке они “слышат глас божий”. Несомненно, сводить эстетические переживания к движениям атомов и даже активности нейронов кажется некоей профанацией. Мы действительно, насколько понимаю, еще очень далеки от научного понимания механизма эмоций, но заявлять, что все дело в некоем таинственном действии Бога это же означает “объяснить” одно неизвестное другим неизвестным. Абсолютно ничего конструктивного в таком “объяснении” я усмотреть не могу
    Если ограничиться пантеистическим или даже деистическим*** пониманием Бога, его места и роли, то еще не открывалась бы дорога к вере в чудеса, не возникало бы явных противоречий с наукой. Это, так сказать, невинная религия, какой-то стыдливый, по сути дела, атеизм (впрочем, я отнюдь не настаиваю на таком понимании и вовсе не отрекаюсь от последовательного атеизма)
    Однако ДП в своей защите религии отнюдь не ограничивается общими соображениями, некоторые примеры чего приведены выше
    ДП пытается обосновать и проповедовать конкретную религию христианство (это отражено уже в английском названии книги)
    Он, конечно, знает, что христиан даже чисто формально не более 1500 миллионов, т.е. около 1/4 всего населения Земли. Бог же, если он существует, должен быть, казалось бы, одним для всех. Но отвлечемся от этого нелегкого для верующих вопроса (см
    главу 10 книги). Что же касается христианства, то ДП во главу угла ставит вопрос о воскресении Иисуса из мертвых, ибо действительно: “Воскресение это ось христианской веры, поэтому главная задача ... заключается в том, чтобы исследовать, можем ли мы сегодня верить в то, что Бог воскресил Христа из мертвых” (с. 119). Воскрешение из мертвых это чудо, а поскольку религия допускает и даже требует чудес, то непонятно, зачем же “обосновывать” эти чудеса
    Видимо, такова установка “естественного богословия”, которому привержен ДП. Повоскрес. Все вращается вокруг пустого гроба, в котором до воскрешения находилось тело. И резюме таково: “Единственное заслуживающее доверия объяснение, почему гроб пуст, состоит в том, что Иисус действительно воскрес” (с.127). Не хочу оскорблять чувств верующих и поэтому ограничусь замечанием, что “детективное” исследование ДП никак не могу признать серьезным. Нужно заметить, что обсуждение вопроса о пустом гробе не ограничивается главой 6. В главе 9 при рассмотрении проблемы бессмертия мы читаем: “Разумеется, материя нашего мира должна преобразовываться в “материю” грядущего мира. Бог не покинет вселенную, так же как Он не покинет нас. Поэтому так важен для богословия пустой гроб Господень, ибо он свидетельствует о том, что Господь воскрес и Его сияющее тело это преобразившееся мертвое тело” (с.178)
    Естественное богословие и его представитель ДП пытаются как-то примирить религию с наукой, и соответствующие попытки проникнуты доброй волей, но все равно представляются мне совершенно безуспешными
    В наши дни церковь вообще, а не только отдельные ее представители, старается (по крайней мере на словах) как-то отдать дань времени и не вступать в конфликты с наукой. Но плохо ей это удается, свидетелями чего мы были совсем недавно. Так, идентификация останков зверски убитых членов царской семьи, обнаруженных под Екатеринбургом, была вполне надежной уже на основании документов (записки Юровского и др.) и антропологического анализа. Привлечение же генетической экспертизы, а точнее, нескольких генетических экспертиз, вообще обеспечило идентификацию с полной достоверностью. Но, как известно, Русская православная церковь отказалась согласиться с экспертизой; даже самые строгие научные результаты для церковников не закон
    Рецензии принято заканчивать рекомендациями. Я поступлю так же и посоветую прочесть книгу Д.Полкинхорна всем ищущим ответа на вопрос: кто же прав верующие или атеисты? Вероятно, чтение книги не окажет решающего влияния на их мировоззрение, но узнать мнение честного и образованного человека всегда полезно. Разумеется, я надеюсь, что вопреки намерениям автора его книга продемонстрирует превосходство атеизма, а не религии
    Наконец, последнее ответ на вопрос, который мне могли бы задать. Почему я откликнулся на появление богословской книги? Причина в том, что сегодня вопрос о религии и атеизме в нашей стране достаточно актуален и важен. Об этом уже шла речь в моей статье в “Поиске” № 29-30 и в совместной с Е.Фейнбергом статье в “Литгазете” от 3 июня 1998 г. Действительно, в наших вузах и школах проводится религиозная пропаганда, и ее результаты налицо. Например, известны случаи, когда квалифицированные и способные молодые люди, оканчивающие физические факультеты лучших вузов страны, уходят в лоно церкви. Это же подлинная “утечка мозгов”
    Главное, фактом является общее наступление клерикализма. Та ли это дорога, двигаясь по которой наша страна может укрепиться и возродиться? Свобода в выборе атеистического или религиозного пути несомненное завоевание постсоветской России. Вместе с тем религия для современного цивилизованного общества это вчерашний или, правильнее сказать, даже позавчерашний день. Поэтому наступлению клерикализма необходимо противопоставить его корректную критику и атеистическое просвещение. Насколько знаю, об этом никто у нас сейчас не заботится. Между тем такое просвещение должно входить в число задач средней и высшей школы, а также Российской академии наук
    P.S. Хочу обратить внимание читателей на опубликованную в “Поиске” № 31-32 информацию из Nature (394, 313 (1998) Согласно этим данным, из опрошенных в 1998 году членов Национальной академии наук США лишь семь процентов верят в Бога Что же касается широких кругов американских ученых, то на 1996 год верующих было 39,3% (см. Nature 386, 435 (1997) и “Поиск” № 25, 1998 г.). Таким образом, среди наиболее квалифицированно и продуктивно работающих ученых доля верующих почти в 6 раз меньше, чем аналогичный показатель для всего научного сообщества США. Было бы интересно и целесообразно провести подобные опросы и в России * John Polkinghorne. Science and chr istian belief. Theological reflections of a bottom-up thinker (1994). Русский перевод издан Библейско-богословским институтом св.апостола Андрея. Москва (1998)
    ** Согласно энциклопедическому словарю, теизм религиозное мировоззрение, исходящее из понимания Бога как абсолютной личности, пребывающей вне мира, свободно создавшей его и действующей в нем
    *** Пантеизм религиозное учение, отождествляющее Бога и мировое целое или, если угодно, Бога и природу. Деизм религиозная доктрина, признающая Бога как мировой разум, создавший природу с ее законами, но затем не вмешивающийся в ее дальнейшее развитие (самодвижение)

Оригинал http://www.atheism.ru/old/GinAth3.html
drey_scherfeld: (Default)
        
Сравнительно недавно в “Поиске” был опубликован ряд статей, в которых содержится мысль о том, что наука и религия совместимы и между ними “нет и не может быть конфликта” (“Поиск” №№ 12, 25, 1998). Более того, в этих статьях и им предшествующей (“Поиск” № 30-31, 1997) делается попытка утверждать веру в Бога. Все авторы этих статей иностранцы, и я подозреваю, что ими движет миссионерская задача помочь возрождению религиозности в России, где более 70 лет большевики (коммунисты) насаждали воинственный атеизм. При этом насаждали варварски священнослужителей расстреливали и ссылали, храмы взрывали или превращали в склады и клубы, верующих принуждали скрывать свои религиозные чувства. Такая политика дискредитировала атеизм, который по своей сущности не имеет ничего общего с насилием. К счастью, все это уже позади и, как четко сформулировал папа Иоанн-Павел II, “коммунизм пал сам по внутренней своей слабости, ибо он оказался лекарством опаснее самой болезни. И, как это обычно бывает в подобных случаях, крах идеологии советского общества привел сейчас в постсоветском обществе, к наступлению клерикализма, и защищать нужно уже не свободу религии, а свободу совести в широком плане и, в частности, свободу атеистических и материалистических воззрений. Отстаивать нужно и декларированный в Конституции России, но фактически, как и прежде, грубо нарушаемый на практике (правда, уже с “другим знаком”) принцип полного отделения церкви от государства
Защите атеизма мы с Е.Фейнбергом недавно посвятили статью в “Литературной газете” (от 3 июня 1998 г.), а упомянутые статьи Д.Джонсона, Д.Леннокса и Х.Изинга в “Поиске” уже подверглись критике со стороны Н.Зефирова и В.Дубровского (“Поиск” № 36, 1997; № 16, 1998)
Тем не менее мне кажется целесообразным сделать еще несколько замечаний на ту же тему, спровоцированных заглавием статьи Х.Изинга “Совместима ли вера в Бога с естественно-научным мышлением?” (“Поиск” № 25, 1998). На этот вопрос я, в отличие от Х.Изинга, отвечаю резко отрицательно
Что такое научное мышление? Читатели “Поиска” знают ответ на этот вопрос, и здесь не место вдаваться в дефиниции. Кратко же говоря, в естественных науках речь идет о сочетании наблюдений и (или) экспериментов с теоретическим (часто с использованием математики) анализом результатов этих наблюдений и экспериментов. Итогом такой деятельности является причинно самосогласованная картина исследуемых явлений и процессов, которые материалисты считают объективно существующими в природе. Агностики и позитивисты ограничиваются описанием этих явлений и процессов. Однако ни у материалиста, ни у агностика в их идеологии нет места Богу или богам. Действительно, вера в Бога или богов это вера в существование чего-то сверх природы, чего-то управляющего природой или даже порождающего Вселенную, жизнь и т.п. Вера в богов это вера в возможность чудес, не требующая доказательств и анализа. Не говоря уже об известной “формуле” Тертуллиана: “Верую, ибо нелепо”, можно упомянуть высказывание святого Августина: “Я не был бы христианином, не будь чудес”. Чудо же, по определению, это нечто не находящее научного объяснения, нечто сверхъестественное. Можно напомнить и замечания столь глубокого ученого и религиозного мыслителя, как Б.Паскаль: “Все верование основано на чудесах” и “...само появление чудес доказывает, что они совершаются Богом или тем человеком, который находится в единении с Богом”. Это XVII век. Теперь же на пороге век XXI, а доктор философии, доктор математических наук Джон С.Леннокс (“Поиск” № 12, 1998) утверждает, что между наукой и религией нет и не может быть конфликта, ибо: “Чудеса Иисуса, такие, как превращение воды в вино и хождение по воде, объясняются тем, что Он действительно является Богом всего сущего. И вел Он себя так, как и должен был вести себя Бог в образе человека”. В таком же духе “доказывается” и “объясняется” возможность непорочного зачатия. Просто трудно поверить, что подобные рассуждения считаются обоснованием совместимости веры в Бога с научным мышлением! Нельзя не отметить, однако, что действительно образованные теологи находятся совсем на другом уровне. Они понимают, что доказать существование Бога невозможно, как нельзя доказать и его отсутствие. В обоих случаях речь идет об интуитивных суждениях (см. Е.Фейнберг
Вопросы философии № 7, 1997, с. 54) с той существенной разницей, что интуитивные суждения в науке не должны противоречить логике, знаниям, опыту. В случае же религии, напротив, допустима и даже необходима вера в чудеса. С этой точки зрения для людей верующих нет, казалось бы, никакой нужды пытаться находить какие-то параллели между содержанием Библии и современными научными представлениями, скажем, в области космологии и биологии. В действительности же существует литература, посвященная попыткам доказать, что “вопреки распространенному заблуждению, существующие научные данные находятся в замечательном согласии с библейским описанием развития Вселенной”. Это отрывок из аннотации к книге Н.Авиезера “В начале. Сотворение мира и наука” (английское издание в США, 1990; в русском издании год не указан, мне книгу ее автор подарил в 1997 г.). Статьи Джонсона, Леннокса и Изинга в “Поиске”, о которых речь шла выше, проникнуты той же идеей
В вопросе о происхождении жизни подобный подход уже критиковался Н.Зефировым (см. выше). Что же касается космологии, то имеется в виду так называемый “Большой Взрыв” (Big Bang). Представление о таком “взрыве” было введено в 1927 г. и позже бельгийским астрономом Г.Леметром (1894 1966), при этом Леметр в большой мере опирался на предшествовавшие работы нашего соотечественника А.Фридмана (1888 1925)
Интересно, что Леметр был не только космологом, но и католическим священником и, более того, с 1960-го до своей кончины в 1966 г. являлся президентом Ватиканской (папской) академии наук. На посвященном космологии XI Международном Сольвеевском конгрессе в 1958 г. Леметр заявил: “В той мере, в какой я могу судить, такая теория (имеется в виду теория расширяющейся Вселенной с особой точкой “началом времени”. В.Г.) полностью остается в стороне от любых метафизических или религиозных вопросов
Она оставляет для материалиста свободу отрицать любое трансцендентное бытие. В отношении начала пространствавремени материалист может оставаться при том же мнении, которого он мог придерживаться в случае неособенных областей пространства-времени”. Так и хочется воскликнуть: “Молодец, монсеньор Леметр!” Будучи глубоко верующим и даже священнослужителем высокого ранга, он вместе с тем ясно понимал, что веру в Бога и те или иные естественно-научные представления никак не нужно смешивать
Так как же обстоит дело с совместимостью веры в Бога с научным мышлением? Как мне представляется, научное мышление и вера в Бога совершенно несовместимы, если Бог привлекается в качестве “объяснения” каких-то процессов или явлений. Происхождение жизни, эволюция Вселенной, да и любые другие естественно-научные проблемы являются предметом научного изучения, и шаг за шагом мы узнаем о них все больше и больше в результате наблюдений, экспериментов и их анализа. Привлекать здесь Бога, сказав, например, что Бог создал живые существа, значит, по существу, капитулировать, отказаться от научного подхода к вопросу о происхождении и эволюции живых организмов. Пытаться почерпнуть из Библии или других сочинений, созданных в седой древности, какие-то ответы на естественно-научные вопросы современности представляется просто абсурдным
Но ведь были и есть люди, явно высокообразованные, которые, по-видимому, все это прекрасно понимают, и вместе с тем верят в Бога. Вера этих людей носит трансцендентный, нерациональный характер. Это мистика, тайна и слепая вера (“верую, ибо нелепо”). Интересно было бы познакомиться с тем, что такие люди (тот же Леметр) думают о своей вере, как они поясняют свою позицию. К сожалению, я не располагаю такими сведениями, не знаю, как их получить. В единственной имеющейся в нашей библиотеке книге Леметра (G.Lemaitre. The primeval atom
1950) я обнаружил лишь одну не дающую пищи для размышлений фразу богословского содержания. В сборнике статей памяти Леметра (The Big Bang and Georges Lemaitre. 1984) о его религиозных убеждениях и вообще о религии также ничего не говорится. И это типично: во всех известных мне случаях верующие физики и астрономы в своих научных работах ни словом не упоминают о Боге
Они одновременно живут как бы в двух мирах одном материальном, а другом каком-то трансцендентном, божественном
У них происходит как бы расщепление психики. Занимаясь конкретной научной деятельностью, верующий, по сути дела, забывает о Боге, поступает так же, как атеист. Таким образом, совместимость занятий наукой с верой в Бога отнюдь не тождественна с совместимостью веры в Бога с научным мышлением. Так я понимаю ситуацию, но мало что могу здесь еще пояснить, ибо являюсь убежденным атеистом и не понимаю, зачем и почему нужно помимо окружающего мира выдумывать еще какой-то воображаемый мир, привлекать представление о Боге
Совсем другое дело, что вера в Бога или богов, приверженность какой-то религии* отвечает потребности людей в защите от тягот жизни, помогает верующим в тяжелые минуты. Поэтому верующим нельзя не позавидовать, и я нисколько не стесняюсь такой зависти. Но что поделаешь разум сильнее и не позволяет верить в чудеса, в иррациональное
еперь совсем о другом. В статье Изинга (“Поиск” № 25, 1998) приведена опубликованная ранее в Nature (т.386, с.435, 1997) таблица, свидетельствующая о том, что среди американских ученых в 1916 г. было 42% верующих, а в 1996 г. 39% верующих, т.е. их уменьшение невелико. Это кажется странным в свете огромных достижений науки за прошедшие между опросами 80 лет
Возможно, роль здесь сыграла реакция на воинствующий атеизм коммунистов
Кроме того, в США в некоторых кругах сильны традиции и показная религиозность. Более интересна для нас ситуация в России. К сожалению, результаты соответствующих опросов отсутствуют или мне неизвестны. А они нужны, хотя в отношении религии и атеизма это дело очень деликатное. Атеистическая пропаганда в советский период сыграла свою роль, семейные религиозные узы также ослабли. С другой стороны, после падения большевистского строя появилась полная свобода религии, и, более того, религиозность (часто, впрочем, показная) стала модной. Думаю, что в научной среде атеистов у нас сейчас все же значительно больше, чем верующих. Однако цифры, хотя и интересны, но не так важны. Важно обеспечить в России то, что называется свободой совести, то есть для каждого гражданина возможность свободного выбора между атеизмом, агностицизмом и религиозностью, причем с принадлежностью к любой конфессии (разумеется, такая свобода не относится к воинствующим и изуверским сектам). К сожалению, в настоящее время защищать нужно уже не свободу религии, а свободу атеистического просвещения. В прессе, по радио и по телевидению сообщается информация о различных религиозных событиях и обрядах, а голос атеистов совсем не слышен. Такова сегодня дань конъюнктуре и моде. Как я убежден, мода пройдет, многовековой процесс освобождения общества от религии продолжится и в конце концов, пусть и не очень скоро, победит. Будущее принадлежит не мистике, таинствам и вере, а научному мышлению и научному мировоззрению
* Кстати сказать, религий очень много (см., например, книгу М.Малерба. Религии человечества. Изд-во “Рудамино”, 1997), и выбор той или иной религии определяется традициями в семье, влиянием проповедников и т.д. Наука же одна для всех, ибо объективна. В этом также нельзя не видеть огромного превосходства науки над религиозными верованиями.
оригинал с сайта Научный Атеизм http://www.atheism.ru/library/Ginzburg_2.phtml
drey_scherfeld: (Default)
        В своё время потребовалось в спорах отстаивать своё атеистическое мировоззрение и «пришёл на помощь» самый уважаемый мною учёный Виталий Гинзбург. После недолгих поисков был найден сайт «Научный атеизм» и беседы/лекции тов. Гинзбурга дооформили фундамент моих воззрений на мир. Конспект я делал в Evernote поэтому выкладываю в общий доступ блокнот и в своём ЖЖ дублирую «обобщённый текст» полностью т.к. слишком многое пришлось бы вырезать, выделенный текст это Я практически в буквальном смысле и он будет использовал в качестве «архива» примеров и аргументов в возможных будущих спорах.
        Все статьи, на мой взгляд, можно разделить на 3 основных тематические группы: 1) Вера и религия 2) Научный атеизм 3) Лженаука и суеверия. Границы между многими статьями и интервью провести достаточно легко, хотя и есть некоторое количество повторений, но на качестве это никак не сказывается. К сожалению ввиду "большого объёма и ограничений ЖЖ не получится опубликовать всё одним текстом. И от идее публикации «только конспекта» пришлось отказаться в силу разных причин. Хотя с другой стороны предвижу большую в т.ч. внутреннюю работу с текстами поэтому это даже к лучшему. Комментарии к статьям на сайте тоже, как принято сейчас говорить «доставляют». Обратные ссылки постараюсь давать и сайт на меня не наедет :D.
        Скопированный текст статьи ниже является замечаниями/заметками к тексту Иоанна Павла II и вот здесь желательно ознакомится с с. Тоже в чём-то достаточно примечательный текст.

Гинзбург Виталий
Разум и Вера.

Вестник Российской Академии Наук, 1999, том 69, №6

Замечания в связи с энцикликой папы Иоанна Павла II “Вера и разум”
15 октября 1998 г. была опубликована энциклика папы Иоанна Павла II, название которой "Вера и разум" ("Ficles el ratio"). Кстати сказать, 16 октября 1998 г. исполнилось 20 лет со дня избрания кардинала Кароля Войтылы папой римским, и упомянутая последняя (13-я по счету) его энциклика приурочена, по-видимому, к этому юбилею.
1. "Вера и разум подобны двум крылам, на которых дух человеческий возносится к созерцанию истины. Сам Бог заложил в сердце человека желание познать истину и в конечном итоге познать Его, чтобы тот, познавая и любя Его, мог достичь полноты истины в себе самом" [I]. Такими словами начинается энциклика, посвященная проблеме отношений между верой в Бога, религией и богословием, с одной стороны, и разумом, наукой и философией - с другой. Папе 78 лет, и можно думать, что объемистая энциклика "Вера и разум" (в ней помимо введения имеется 7 глав. она разбита на 108 пунктов) является, так сказать. его богословским завещанием. Оно отражает видение места и содержания католицизма на начало третьего тысячелетия нашей эры. Как будут реагировать на энциклику богословы, судить не берусь. Что же касается философов и религиоведов, то они, безусловно, должны с большим вниманием отнестись к энциклике Иоанна Павла II -выдающегося и высокообразованного человека.
2. Позволю себе сделать замечания к этой энциклике или, скорее, в связи с ней, хотя и являюсь дилетантом в философии и, тем более, в религиоведении. Однако отношение к дилетантам существенно зависит от области, в которой они подвизаются. Так, за 60 лет профессиональной работы как физика я ни одного раза не столкнулся с тем, чтобы в бесчисленных предложениях любителей физики, выдвигающих свои гипотезы о строении материи или пространства-времени, содержалось что-либо ценное. Конечно, не боги горшки обжигают, а физики-профессионалы не какие-то небожители. Просто в наши дни передний фронт физики ушел далеко вперед и оказался отделенным от человека со средним образованием или от инженера широкой полосой, заминированной огромным фактическим материалом и математическими формулами. Па преодоление этой полосы нужны годы труда даже для людей с большими способностями. Для толкования и исследования исторических или богословских текстов также нужно предварительно затратить немало сил. Вместе с тем, как я убежден, каждый образованный человек может (и даже должен) выработать собственное мнение о разуме и вере, атеизме и религии. Быть может, сказанное очевидно, но я боюсь упреков в том, что занялся не своим делом. Впрочем, занялся только под давлением обстоятельств.
3. Как известно, с крахом большевистского (ленинско-сталинского) режима у нас в стране образовался в известной мере идеологический вакуум. В результате на смену "воинствующим безбожникам" пришли Русская Православная Церковь (РПЦ) и другие религиозные организации и секты. В то же время очень многие полностью отошли от всякой идеологии, разве что только не от воровской. РПЦ особенно преуспела, её представители часто появляются на экранах телевизоров, а их статьи и религиозная информация - на страницах газет. Голоса же атеистов почти не слышны. Одни боятся действовать вопреки конъюнктуре и моде; другим, вероятно, и не дают возможности высказываться. Единственное известное мне исключение - журнал "Здравый смысл", издающийся Российским гуманистическим обществом, базирующимся на философском факультете МГУ. По ведь тираж этого журнала составляет всего 1000 экземпляров, в то время как, например, православный митрополит каждую неделю выступает по телеканалу ОРТ, то есть имеет многомиллионную аудиторию.
В подобной ситуации в некоторых клерикальных кругах, видимо, решили, что атеизм в России побежден. Так или иначе, в "Литературной газете" от 8 апреля 1998 г. была помещена беседа со служителем РПЦ, который заявил, что "сегодня атеист - крайне редко встречающееся существо, занесенное в Красную книгу". Абсурдность такого заявления несомненна, но, думаю, известна не всем, поэтому мы с Е.Л. Фейнбергом сочли невозможным оставить подобное утверждение без ответа [2|. По некоторым причинам я счел себя обязанным опубликовать в газете "Поиск" еще две статьи, защищающие атеистическое мировоззрение |3, 4|.
4. Последняя из них представляет собой, но сути дела, рецензию на книгу физика и одновременно англиканского священника Д. Полкпнхорна "Вера глазами физика" [5]. Из этой книги читатели узнают о богословском направлении, именуемом естественной теологией (natural theology). Цель ее - попытаться "до некоторой степени познать Бога с помощью разума или на основании общего опыта", ибо "наука и богословие едины в убеждении, что существует некая истина относительно природы вещей, которая может быть открыта и понята... Конечно, наука и религия имеют дело с разными аспектами истины, относящейся к одному миру - миру человеческого опыта. Объект научного исследования - объективные явления, которые можно проверить экспериментальный путем, в то время как религия обращается к надлпчпостной реальности Бога, то есть месту встречи, где исследование должно уступить место доверию п где отклик человека заключается не только в понимании, но п в послушании" [5. с. 6). Естественные теологи признают науку, "позволяющую нам понять великолепную картину физической вселенной и ее историю, тем не менее еще больше меня (пишет Полкинхорн. - В. Л. Г.) волнует и еще более значительными мне представляются религиозные прозрения, которые позволяют увидеть божественный Разум и Волю, лежащие за пределами того, что может раскрыть наука" [5, с. б]. Недавно появилась новая книга Полкинхорна на ту же тему, название которой - "Вера в Бога в век науки" [6] - говорит само за себя.
5. Интересна рецензия на эту книгу, написанная космологом Г. Эллисом [7]. Рецензент считает, что атеисты - ученые и философы - демонстрируют отсутствие гибкости (great rigiclity), высказывая абсолютную убежденность в своей позиции, хотя речь идет о метафизических вопросах, в отношении которых нельзя делать вполне определенные научные утверждения. С другой стороны, представители естественной теологии (как физики, так и философы), по мнению Эллиса, гибки и лучше понимают проблему взаимосвязи между наукой и религией. Подобное мнение представляется мне плодом непонимания сущности атеизма.
Атеист отрицает всякое существование Бога, чего-то за пределами природы. Разумеется, подобное убеждение есть "интуитивное суждение" [8, 9], которое нельзя доказать. Интуитивным суждением является и вера в Бога. Однако между двумя этими суждениями есть существенная разница: атеист базируется на науке, на исследованиях и анализе природных явлений или экспериментов, религия же допускает возможность чудес, опирается на некоторые чудеса (то есть утверждения, не допускающие проверки и противоречащие научным данным). Так какую же гибкость должен проявлять атеист? Разве что он может критиковать те или иные богословские упражнения и попытки как-то примирить религию с наукой? Богословы же находятся в иной позиции. ибо догматы религии образуют для них некоторый жесткий каркас. Поэтому богословам приходится каким-то образом приспосабливаться ко все время развивающейся науке. Конечно, много веков назад религия могла не заботиться (или мало заботиться) о доводах науки, находившейся в младенческом возрасте. Если нет науки, то и само понятие о чуде теряет смысл - все возможно, можно верить во что угодно. Тем самым открыта дверь догматизму, любым выдумкам и слепой вере.
6. Отсюда и известная "формула" Тертуллиана "Верую, ибо нелепо". Но она датируется II или III в. и. э. Типично также замечание кардинала Бароння: "Намерения святого духа заключаются в том, чтобы научить нас, как взойти на небеса, а не тому, как движутся небеса". Но уже в борьбе с коперниканством и конкретно с Галилео Галилеем (1564-1642) церковным деятелям пришлось изощряться, отстаивая религиозные догмы (весьма любопытны соответствующие высказывания "увещевателя" Галилея кардинала Беллармина:
см., например, [10-12] и указанную там литературу). Как богословы "взаимодействовали" с учеными в те времена, хорошо видно из послания Галилея великой герцогине Кристине Лотарингской.
"Профессора-богословы не должны присваивать себе права регулировать своими декретами такие профессии, которые не подлежат их ведению, ибо нельзя навязывать естествоистпытателям мнения о явлениях природы... Мы проповедуем новое учение не для того, чтобы посеять смуту в умах, а для того, чтобы их просветить: не для того, чтобы разрушить науку, а чтобы ее прочно обосновать. Наши же противники называют лож-ным и еретическим все то, что они не могут опровергнуть. Эти ханжи делают себе щит из лицемерного религиозного рвения и унижают Священное писание, пользуясь им как орудием для достижения своих личных целей... Предписывать самим профессорам астрономии, чтобы они своими силами искали защиты против их же собственных наблюдении и выводов, как если бы все это были одни обман и софистика, означало бы предъявлять к ним требования более чем невыполнимые: это было бы все равно, что приказывай, им не видеть того, что они видят, не понимать того, что им понятно, и из их исследований выводи ть как раз обратное тому. что для них очевидно".
Кстати сказать, эти слова звучали вполне современно в течение почти всего недавнего советского периода, естественно, с заменой нрофессоров-богословов на профессоров-марксистов и Священного писания на марксизм ленинизм.
7. За четыре столетия, отделяющие нас от времен Галилея и Кеплера, наука так далеко шагнула вперед, что это трудно даже осознать. Только один пример: еще в 161 К г. даже Кеплер в своей книге "Очерки конерниковой астрономии" считал, что существует сфера неподвижных звезд, которая "состоит из льда или кристалла" (!). А какие успехи достигнуты с тех нор в физике, биологии, медицине, технике! Мы живем совсем в другом мире но сравнению со средними веками, не говоря уже о начале христианского летосчисления.
Религия же (конкретно христианство), по существу, осталась той же, что и два тысячелетия назад). Было, правда, затрачено огромное количество труда (н как мы бы сейчас сказали, человеко-дней или, скорее, человеко-лет) на обсуждение различных богословских вопросов, на споры (иногда кровавые) о том, например, креститься ли двумя или тремя пальцами и в какую сторону. Христианство разбилось на ряд направлений, из которых важнейшими являются католичество (850 млн.), протестантизм (400 млн.) и православие (150 млн.). Каждая из этих конфессий, и особенно протестантизм, далеко не монолитны, в их недрах идет борьба, порою яростная. В частности, различия во взглядах и стиле богословских высказывании разных православных деятелей просто поражают. Кстати сказать, верующих в Бога или точнее, людей религиозных (то есть исповедующих какую-то религию, например, христианскую. а не пантеистов, деистов и т. д.) должно как мне представляется, удивлять наблюдающееся многообразие верований и направлений даже в пределах одной и той же религии. Если бы
Бог существовал, то он, казалось бы, вселил одну веру и одни и те же идеи в сердца верующих, а не допустил бы кровавые религиозные войны, инквизицию, распад того же христианства на разные конфессии и секты. Конечно, это не доказательство несуществования Бога, доказать подобное интуитивное суждение вообще невозможно [8]. Однако разве не поражает контраст с ситуацией в науке, для которой в наше время характерно глубокое единство есть одна мировая наука, не знающая национальных границ, не говоря уже об этнических границах. Конечно, и в науке возникают какие-то разногласия и дискуссии, по они разрешаются в процессе ее развития, оставляя далеко позади различные лженаучные построения вроде аетрологии (несколько подробнее о состоянии науки и лженауки см., например, | 16]).
8. Пора, однако, вернуться к основной теме настоящей статьи эволюции взглядов церкви на соотношение н связь религии и науки, веры и разума.
Евангельская легенда повествует, что на вопрос Понтия Пилата "Что есть истина?" Иисус Христос не ответил. Христианская церковь сочла ответ ей известным и долгие века пыталась диктовать пауке свое понимание того, что истинно и что ложно. Выше это уже было проиллюстрировано на примере конфликта церкви с Галилеем, осужденным судом инквизиции в 1633 г. еще раньше, в 1600 г., был сожжен на костре Дж. Бруно, также за несогласие с "истинами", провозглашенными церковью. (Таким образом, в 2000 г. будет отмечаться не одна, а две круглые даты в истории христианства.) Только Иоанн Павел II открыл новую страницу в истории католицизма и, кстати сказать, не без влияния итальянского физика А. Дзикики и других европейских физиков (17) пересмотрел "дело" Галилея и реабилитировал его в 1992 г.
Не будем, однако, без конца напоминать о старом. Позиция же,занимаемая церковью сегодня, и, вероятно, та, которую она будет занимать в обозримом будущем, как раз и отражена в энциклике "Вера и разум", насколько понимаю, продолжающей линию Второго Ватиканского собора (1962- 1965). Здесь возможно лишь упомянуть основные защищаемые в ней тезисы.
9. Чаще всего в энциклике употребляется, вероятно, слотво "истина" (truth в английском тексте). По словам папы, "человека можно определить как того, кто ищет истину" (п. 28 - здесь и ниже пункты из |1|). Человек способен познать истину, и “чем дальше он познает реальность и мир, тем глубже познает себя в своей уникальности и тем настоятельнее встает перед ним вопрос о смысле вещей и самого его бытия. И все, что становится предметом нашего знания, именно поэтому становится частью нашей жизни. Суровое требование "Познай самого себя", высеченное на храме в Дельфах, - свидетельство основополагающей истины о том, что человек именно постольку человек, поскольку он способен познать себя” (п. 1). Церковь признает роль разума (и, конкретно, философии) в познании истины, но считает, что достичь полноты понимания истины о человеке и окружающей его реальности (видимой и невидимой) только разумом невозможно. Это главное, центральный пункт.
Папа обсуждает и критикует различные философские направления (эклектизм, историцизм, сциентизм, прагматизм, нигилизм и т.д.), которые не могут, по его мнению, помочь человеку правильно ответить на вопросы жизни и объяснить веру. Но есть (или должна быть) и "хорошая" философия, которая явится "незаменимой помощью, чтобы углубить разумение веры и сообщить евангельскую истину всем, кто еще не знает ее" (п. 5). Однако многократно повторяется уже упоминавшаяся мысль, что одной философией (разумом) не обойтись, нужно еще Откровение, ибо "истина, постигнутая через философское размышление, и истина Откровения не перепутываются, как и ни одна из них не делает другую излишней" (п. 9). Намерения же Бога определяются таким образом: "Будучи источником любви. Бог желает, чтобы Его познали, а то знание, которое имеет о Нем человек, ведет к завершенности любого другого истинного знания о смысле его собственного бытия, которое в состоянии постичь его разум" (п. 7). В то же время "Вера, которая основана на свидетельстве Божьем и пользуется сверхъестественной помощью благодати, действительно принадлежит к иному порядку, нежели философское познание. Ибо последнее опирается на чувственное восприятие, на опыт и движется в свете одного лишь интеллекта. Философия и наука принадлежат к порядку природного разума, тогда как вера, просвещенная и ведомая Духом, признает в благовести спасения полноту благодати и истины, которую Бог захотел явить в истории и окончательным образом через Сына Своего Иисуса Христа" (п. 9). Во избежание недоразумений нужно подчеркнуть, что и при научном подходе отнюдь не отрицается необходимость в некоторых случаях прибегать к внелогическим, интуитивным суждениям [8]. Однако они не имеют ничего общего со "сверхъестественной помощью благодати" и Откровением, которое, согласно религиозным воззрениям, содержится в Библии или Коране.
10. Можно надеяться, что смысл энциклики ясен уже из изложенного. Церковь проповедует в настоящее время необходимость и единство двух путей или направлений познания - научного, основанного на разуме, опыте, философии, и религиозного, основанного на вере. Оба эти пути не противопоставляются: "Эта истина, которую Бог открывает нам в Иисусе Христе, отнюдь не находится в противоречии с истинами, достижимыми философским путем. Более того, два порядка познания ведут к истине в ее полноте. Единство истины - это уже основополагающий постулат человеческого разума, выраженный в принципе непротиворечия. Откровение дает гарантию этого единства, показывая, что Бог-Создатель - это и Бог истории спасения. Один и тот же Бог, Который творит и обеспечивает умопостигаемость и разумность естественного порядка вещей, на который с полным доверием полагаются ученые; это тот самый Бог, Который открывается как Отец Господа нашего Иисуса Христа" (п. 34).
11. Энциклика папы - это документ католицизма. Мы видели, однако, что представитель англиканской церкви Д. Полкинхорн придерживается, по сути дела, тех же взглядов [5, б]. Поскольку в России самой распространенной религией является православие, а в православии главенствует РПЦ, нас не может не интересовать ее отношение к науке. На этот счет я знаком, к сожалению, лишь с кратким сообщением о соборных слушаниях на тему "Вера и знание: наука и техника на рубеже столетий" [18]. Патриарх Алексий II в своем выступлении, в частности, сказал: "Критерием отделения зерна от плевел в этой сложной области (имеются в виду наука и техника. - В. Л. Г.) может стать духовный опыт и духовное водительство церкви"; и далее: "...среди своих трудов ученый должен пребывать в должном смирении и благоговении перед Богом, направляя свою энергию на то, чтобы в меру возможностей содействовать воплощению Божьего замысла о мире и человеке... Люди, создающие самые современные научные знания и новейшие технологии, нуждаются в прочной опоре, духовной традиции православия". Из этого выступления патриарха и некоторых других сведений, которыми я располагаю, явствует, что РПЦ не занимает какую-либо агрессивную позицию по отношению к науке. Каяться РПЦ в отношении ученых, насколько знаю, тоже не в чем - Галилея она не осуждала и Дж. Бруно на костре не сжигала. Другое дело, что когда совсем недавно РПЦ пришлось непосредственно столкнуться с современной наукой, она от науки отвернулась. Здесь имеется в виду идентификация останков царской семьи. Как известно, генетические экспертизы с полной достоверностью установили происхождение этих останков в согласии со всеми иными экспертизами. Но РПЦ не признала справедливости научной экспертизы. Несомненно, сделано это было, скорее, по внутрицерковным мотивам (возможно, в силу соперничества с зарубежной православной церковью и т.п.), но указанное пренебрежение научными данными все же весьма симптоматично.
Относительно претензий патриарха на то, что православная церковь способна помочь научным исследованиям и ученым своим "духовным опытом" и т.д., у меня никаких данных нет. Убежден, что православие, как и любая другая религия, чуждо науке и о какой-нибудь пользе здесь речи быть не может. Как мы видели, существуют иные мнения. В частности, в отношении православия их придерживаются президент РАН академик Ю.С. Осипов [16, 19] и бывший министр науки и технологий академик В.Е. Фортов [16]. Полемизировать с ними в настоящей статье было бы неуместно. Констатирую только, что сегодня важнейшие христианские церкви - католическая, протестантская (к ней можно отнести англиканскую церковь) и православная - занимают по отношению к науке единую позицию: наука (разум) признается, но как нечто равноправное, в лучшем случае, с верой в Бога и догматы христианства. В общем, вульгаризуя, можно сказать, что церковь предлагает науке "жить дружно" и даже сотрудничать. Такое сотрудничество в известных пределах возможно, ибо церковь защищает "свои" чудеса, оберегает свою территорию и борется со всяким шарлатанством, суевериями, астрологией, бесовщиной и т.п. Религиозные же чудеса не приносят обществу, людям такого же вреда, как обращение к знахарям, астрологам и т.д.

Вторая часть тут http://drey-scherfeld.livejournal.com/260599.html

Profile

drey_scherfeld: (Default)
drey_scherfeld

January 2017

S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718 192021
22232425262728
293031    

Syndicate

RSS Atom

Page Summary

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 20th, 2017 10:33 pm
Powered by Dreamwidth Studios